Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:07 

Полцарства за грозу

Только творчество, только хардкор
Рассказ.

Рэю Брэдбери – человеку, написавшему лето.


К середине июля засуха окончательно всех извела. За последние два месяца на землю не пролилось ни капли дождя.
Лин босиком ходила с лейкой среди грядок. Ноги были по колено в земле, но женщина всё равно не теряла грации. Кир любовался своей женой, сидя на небольшой лужайке позади дома.
Когда Лин сообщила мужу, что собирается разбить огородик на крошечном заднем дворе, тот поднял её на смех – нашлась, мол, огородница. Однако теперь, когда грядки вовсю зеленели, Лин ходила страшно гордая за себя – ведь это всё сделала она, с самого начала. А Кир, который проиграл спор на целый месяц мытья посуды, гордился своей женой – не зря она всё детство бегала хвостиком за бабушкой.
-Эй, есть кто живой? – раздался голос со стороны наружнего двора.
-Дядя Стас! Иди сюда, мама с папой позади! – дочка спешно тащила обладателя голоса по мощёной камнем дорожке.
-Здорово, огородники! – Стас, как всегда принесший с собой много шума, опустил Анютку на землю, и, схватив протянутую руку Кира, вытянул его в стоячее положение.
-Да какой я огородник? – рассмеялся Кир, потирая спину после горячего дружеского приветствия. – Это Лин всё с грядками возится, а меня к ним и на два метра не подпускает.
-Потому что с твоей тяжёлой руки даже кактусы вянут, – заметила Лин, выныривая из-за помидоров. – А я ещё урожай собрать хочу. Привет, Стас!
-Ну и тебе здравствуй, престарелый хиппи! Босиком по земле бродишь – как будто всё ещё десять лет! – Стас шутливо упрекнул подругу, в то же время любуясь ей.
Он жалел временами, что из двух своих друзей детства Лин, взрослея, выбрала Кира, а не его. Однако, это случалось лишь временами, например, в такие вот моменты, когда молодая женщина своей непосредственностью влюбляла в себя всё живое. Вот и сейчас, совершенно не стесняясь постороннего, казалось бы, мужчины, Лин залезла в летний душ. Она закрыла за собой дверь кабинки, разумеется, но в воображении что Кира, что Стаса, дверь оставалась открытой. Впрочем, Стас мигом бросился вспоминать, что у него где-то там дома была собственная жена. Не такая, конечно, но тоже весьма замечательная.
-Не хочешь выпить? Чаю холодного, к примеру. А то горло что-то пересохло, – предложил вдруг Кир. Стас, не медля, согласился.
-Ну и жара стоит в последнее время! – констатировал факт Стас, попивая холодный чай из запотевшего стакана.
-Это да, – Кир кивнул, глядя в маленькие квадратики, на которые было поделено кухонное окно. За окном стоял знойный полдень. Тут же, внутри дома, царили полумрак и прохлада. – Ещё несколько дней и я с ума сойду. В такую жару думать невозможно, а без мозговой деятельности я просто загибаюсь.
-Ну, зато Лин, смотрю, не грустит.
-Да если бы! Конечно, она рада солнцу, как всегда. Видел же, какая коричневая? На работу выйдет – кто поверит, что никуда не ездила и всё лето провела на грядках? Да вот только каждый раз, когда она встаёт с утра и видит, что дождя не предвидится, я такие выражения от неё слышу! Могу описать тебе наше стандартное утро – проснуться, остыть в душе, поесть, накормить Аньку. А затем полчаса шаманских танцев на заднем дворе, включающих в себя угрозы небу, гневные прыжки и показывание кулаков солнцу. Хорошо хоть, соседей с этой стороны нет, не видят и не слышат это, – Кир усмехнулся. Он, конечно же, не имел ничего против этих выкрутасов жены, но прекрасно понимал, что посторонний человек сочтёт это за безумие.
-Ну что ты меня выставляешь в таком свете! – Лин, аккуратно прикрыв за собой заднюю дверь, укоризненно посмотрела на мужа.
-Да как будто я тебя не знаю! – Стас добродушно подмигнул женщине. – Ты и не такое отмачивала.
-Ну спасибо на добром слове! – Лин звонко рассмеялась. – Но, на самом деле, и не такое делать начнёшь, когда урожай гибнет. Хороший дождик явно бы не помешал. Да и Анютка от такого пекла уже устала.
-Кстати, где она?
-Да бегает по двору. Калитка-то на магнитном замке – сама не выйдет. Хорошо хоть, у тебя ключ есть – можешь приходить, когда захочешь.
-О, да, спасибо вам, хозяева, за то, что обеспечили меня постоянным пропуском в вашу крепость! – Стас саркастически раскланялся.
-Серьёзно, Стас, – Кир покачал головой. – Ты же знаешь, тебе мы всегда рады. Ты же нам как брат.
-Да ладно тебе о серьёзном, – Стас тепло улыбнулся. – Давайте дальше шутить, так веселее. И вообще, я же к вам с радостными новостями! Лин, помнишь, я рассказывал про своего пациента, который крупный редактор? Так вот, я с ним поговорил, и он согласился почитать твои рассказы. Правда ведь, здорово?
У Лин загорелись глаза:
-Правда-правда? Ты не шутишь? Он правда прочитает? О, Стас, ты чудо! – она бросилась на шею к своему другу.
-Ну тише ты, тише. Как маленькая, честное слово. Я же не говорю, что он их напечатает. Сначала просто посмотрит, а там уже видно будет. В любом случае, мне кажется, это неплохой шаг вперёд. Может, это сдвинет твою «книгу всей жизни» с мёртвой точки?
-На самом деле, она уже немного сдвинулась – я уже несколько вечеров над ней работаю, – похвасталась Лин. Кир закивал:
-Ага, теперь вечера она проводит с ней, а не со мной.
-Да ладно тебе, ревновать, – Лин шутливо надулась. – Это же…
-…книга всей твоей жизни, которая сделает тебя знаменитой на весь мир и поставит в один ряд с твоими любимыми писателями, – хором закончили за неё мужчины. Лин писала свою книгу ещё с самой школы, и эту фразу друзья слышали от неё не один раз.
Женщина смущённо усмехнулась – эти двое знали её, как облупленную. Почти что все 27 лет её жизни. Их жизни, если уж быть точными – за такое время легко можно стать одним целым. И они стали. Глупо было представлять их по отдельности – они были такими друзьями, которые и в старости будут глотать одинаковые таблетки, сидя в одной гостиной. По крайней мере, Лин рассчитывала на это.
-Так когда он хочет взглянуть на них? – прервала свои раздумья она.
-Как только ты их ему отправишь. В твёрдой копии. Вот адрес, – Стас протянул кусочек картона. – В записке добавь, что ты от меня. Советую не затягивать с этим делом – пока оно свежо у него в памяти. Иначе потом придётся его травить, чтобы он снова попал ко мне.
-Разумеется, Стас, – Лин благодарно улыбнулась. – Я же не хочу быть вечно тебе обязанной.
-Хотя мы и так вечно у тебя в долгу, – Кир похлопал друга по спине. – И почему ты всегда умудряешься прийти на помощь именно тогда, когда это так необходимо?
-Наверное, потому же, почему это делаете вы. Вспомни, сколько раз вы меня вытягивали из… ай, телефон! Да, я слушаю! – Стас резко встал со стула и ушёл в другую комнату.
Лин с Киром переглянулись и пожали плечами.
-Надо Аньку загонять в дом, наверное. Солнечный удар получит ещё, – Лин поставила стакан с чаем на стол, и направилась к двери.
-С прискорбием сообщаю, что мне придётся вас покинуть, – Стас вернулся. – Один из моих пациентов слёг с сердцем – всё эта проклятая жара.
-Так ненадолго зашёл! – разочарованно протянула Лин.
-Да, и так в последнее время редко видимся, – вторил ей Кир.
-Ну что поделать, друзья. Это вы в отпуске и никакие ракеты без вас не полетят. А врачебная практика – крайне неблагодарное дело. Могут вызвать когда угодно.
-Что ж, удачи тебе с твоим сердечником. И ещё раз спасибо.
-Не за что пока, – Стас кивнул друзьям и вышел через заднюю дверь.
***
Несколько дней спустя зной стал совсем невыносим. Над асфальтом и крышами домов стояло марево, воздух стал обжигающе горяч, а воды на полив крошечного огорода стало уходить ещё больше.
Лин оторвалась от грядок и посмотрела в небо. Пронзительная синева, не запятнанная даже крошечным облачком, безжалостно взглянула на женщину.
-Где же эти чёртовы дожди? Синоптики, врут, как всегда, – пробурчала та себе под нос.
-Эй, Лин! – Кир вышел из дома. - Звонил тот редактор. Сказал, что получил твои рассказы, и уже вечером приступит к чтению.
-О, это прекрасно! А насчёт дождя он ничего не говорил?
-Нет. А должен был?
-Нет, но мало ли, всякое бывает.
-Бедная моя. Совсем заработалась на своих плантациях, – Кир нежно усмехнулся и направился к своей жене. Она же, в свою очередь, решила весьма грациозно потерять сознание, так что Киру пришлось ускориться.
-Лин! Лин, очнись! – она с трудом открыла глаза и обнаружила себя, лежащей на лужайке в тени дома. Кир поддерживал её голову и взволнованно заглядывал в глаза. – Ты как?
-Как жареная селёдка, которая почему-то всё ещё жива и дико хочет в воду, – Лин слабо усмехнулась.
-Шутишь, значит, уже лучше. Погоди, я сейчас принесу тебе воды, – Кир убежал в дом.
Лин поднялась на ноги. Небо было всё таким же безукоризненно синим. В погустевшем от зноя воздухе царил тот особый сорт тишины, который бывает только летом – слышно было всё, что происходило в радиусе нескольких километров. Где-то смеялись дети, и лаяла собака. У кого-то из недалёких соседей работал телевизор. Кажется, там передавали выпуск новостей. Цикады стрекотали так яростно, как будто бы это могло хоть как-то помочь. И всюду был этот странный звон, который заставляет держаться в напряжённом ожидании чего-то, что вот-вот случится. Словно туго скрученная пружина, звенящая от усердия. Лин прикрыла глаза и заставила себя слушать все эти звуки.
Ей казалось странным то, что не смотря на все невзгоды, она чувствовала себя сейчас счастливой. И ещё живой, как никогда. Ей казалось, что всё не может быть иначе, и что её место именно здесь, сейчас, среди этой жары и этих полузвуков, которые чаще всего остаются незамеченными.
-Мама, мама, смотри! – её единение с окружающим миром было прервано дочерью, которая несла что-то в ладошках. Аня подбежала к Лин и протянула ей руки. В них сидел паук сенокосец, которого дети частенько называли дождевиком. – Ребята сказали, что если его раздавить, то пойдёт дождь. Это правда, мама? Если так, то ведь это то, чего вы с папой так ждёте!
Лин опустилась перед дочерью на колени. Глупая детская примета – раздавишь дождевика – пойдёт дождь. Обычно это отпугивало от убийства несчастного насекомого – в детстве ведь дождь приравнивался к унылым дням сидения дома. А сейчас? Стала бы Лин давить паука, если бы знала, что это наверняка сработает? Женщина усмехнулась. Глупости какие. Зачем лишать жизни насекомое, которому кто-то подкинул такую незавидную судьбу – быть символом дождя? И откуда это пошло, интересно?
Краем уха Лин прислушалась к сводке местных новостей, что всё ещё шла у кого-то по телевизору.
«…в связи с этим объявлено штормовое предупреждение. Гроза настигнет наш город в ближайшие несколько часов…»
Лин удивлённо вскинула брови. Гроза? Вот так просто – когда на небе ни облачка? Не иначе, как кто-то в небесной канцелярии заметил упущение и поспешил его незамедлительно исправить. Причём с лихвой.
Из дома вышел Кир со стаканом воды. Вид у него был крайне задумчивый.
-Знаешь, тут в новостях говорят, гроза идёт, – сообщил он.
-Да, я слышала. Удивительно, правда? – Лин улыбалась. Пусть это странно, но чудеса случаются. А на данный момент эти чудеса нужны, как никогда.
-Мам, так что с паучком? – Анютка потянула мать за руку. Лин повернулась к дочери, и, забрав у неё сенокосца, отпустила его на волю.
-Он нам уже достаточно помог. Пусть живёт.
***
Вскоре жара начала спадать. Поднялся ветер, и небо перестало быть таким безупречно чистым. Лин стояла на улице и наблюдала за происходящим. Ей нравилось чувствовать малейшие изменения в воздухе – ведь их так давно не было. Вот температура упала ещё на полградуса – вроде бы и не сильно заметно, но дышать стало чуточку легче. Вот ветер дыхнул прохладой, а не привычным жаром. Лёгкие облака на небе стали темнеть, с востока поползли тяжёлые тучи. Было забавно видеть, как тень неминуемо накрывает собой город – улицу за улицей, дом за домом. С возвышения, на котором стоял их дом, открывался чудесный вид.
Вдалеке загрохотало. Анютка прибежала к матери и уткнулась ей в колени. Следом за ней из дома выбежал Кир.
-Кажется, она не помнит свои прошлые грозы.
-Да не так уж и много их у неё было. Ну, эту-то она точно запомнит, – Лин подняла дочь на руки и подставила лицо ветру. – Хорошо-то как. Дышать наконец-то легко.
-Надеюсь, и ливень будет хороший. Хоть немного от полива отдохнёшь, – Кир подошёл к жене и обнял её и Аню.
Так они и стояли – молча, вместе, наслаждаясь переменой погоды к худшему, и глядя в лицо надвигающейся буре.
Сверкнула молния, загрохотало совсем рядом, и на землю упали первые дождевые капли.
«Всё на своих местах», - подумала Лин, ощущая, как странную умиротворённость быстро замещает нарастающая эйфория. – «Дождь над нами, а скоро будет и вокруг нас. А мы здесь. Под ним, внутри него»
Разразился ливень. Кир, Лин и Анютка, вопя от восторга, начали прыгать по быстро наполняющимся лужам.

URL
Комментарии
2013-05-23 в 17:55 

HS Karmannaya Loshad
"Я тебя любила, я тебя спасла, я принесла тебе лёд". (с)
Мне понравилось! ) :white:
Я обычно читаю книжки, где больше экшена, но тут зацепило настроение и выдержанный стиль. Атмосферно так получилось. И герои живые - видно, что любимые. )

2013-05-24 в 07:16 

Только творчество, только хардкор
Dora Tany, спасибо ^_^
Радует, что получилось задеть даже тех, кого такой жанр особо не привлекает :)

URL
   

Творчество из литровой банки

главная