Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:42 

А завтра - ввысь

Только творчество, только хардкор
Рассказ.

Витале, который поверил в то,
что я смогу это написать.

Рэю Брэдбери, человеку, сделавшему
космические полёты такими прекрасными.


Алёна проснулась от лёгкого стука в оконное стекло. Девушка сонно потёрла глаза и, поднявшись с кровати, подошла к окну. В стекло ударился ещё один камешек.
Алёна открыла окно и выглянула наружу. На улице стоял Игорь. Увидев девушку, он улыбнулся от уха до уха и помахал ей рукой.
-Спускайся! – позвал он её. – У нас обширные планы на сегодня.
Девушка кивнула и побежала собираться – нельзя было терять и минуты драгоценного времени.

Спустя десять минут Алёна в лёгком платье выбежала из подъезда. Игорь радостно поднялся со скамейки. Лучи утреннего солнца запутались в его вихрах. Алёна слабо улыбнулась – последний раз она видела его шикарную шевелюру.
-Ты быстро, - сообщил Игорь, подходя к ней. Его карие глаза сияли, а улыбка была настолько беззаботной, что Алёне на какой-то момент показалось, что всё остаётся на своих местах. Разумеется, это было не так. – Позавтракать хоть успела?
-Нет, - девушка легко пожала плечами, стараясь придать своему лицу самое непринуждённое выражение. – Сегодня ты угощаешь.
-Без проблем, - Игорь кивнул, проводя ладонью по щеке своей возлюбленной. – Ну же, ты чего такая зажатая? Прекрати!
-Сложно, - призналась Алёна. – Сложно представить, что это наш последний день вместе.
-Мы же договаривались не говорить об этом, - нахмурился парень. – Не думай. Сегодня у нас с тобой будет самое лучшее свидание в жизни. Ну, идёт?
Он заглянул в печальные глаза девушки и нежно улыбнулся ей. Алёна несмело улыбнулась в ответ. Игорь крепко взял её за руку и потянул за собой:
-Давай же, бежим! Это будет незабываемое приключение, нельзя медлить!
-Куда мы? – спросила Алёна уже на бегу.
-Увидишь! Не зря же я тебя так рано вытащил из дома!

Они бежали по ещё пустынным улицам сонного города. Эхо их шагов разносилось по дворам, замершим в ожидании нового буднего дня, заполненного обычной жизнью. Лишь для двоих людей во всём этом городе жизнь прекращала быть обычной.
Они взбирались на поросший густой травой холм.
-Игорь! Не так быстро, я же не успеваю за тобой! – запыхавшись, позвала Алёна. Парень оглянулся и, в два шага преодолев разделявшее их расстояние, подхватил девушку на руки.
-Быстрее, быстрее! Ты обязана это увидеть!
Они наконец-то забрались на холм. Игорь бережно усадил Алёну в траву, и сам сел рядом.
-Гляди, как красиво! – он повёл рукой, указывая девушке на всё великолепие утреннего города. Она взглянула туда, куда он указывал.
Небольшой городок, раскинувшийся неподалёку, выглядел беззащитно и скромно таким – без людей. Лучи рассветного солнца отражались в окнах домов, ярким огнём полыхали на металлических крышах. Стая голубей поднялась в воздух и, описав круг, снова скрылась между высоких зданий. Зелёные кроны деревьев слабо шелестели на лёгком летнем ветру.
-Согласись, это прекрасно? – спросил Игорь. – Этот город… Он навсегда в моём сердце.
-Там ты такого уже не увидишь, - заметила Алёна.
-Там будет много другого прекрасного, - пожал плечами парень. – Но эту картину я хочу сохранить в своей памяти. И тебя. В лучах рассвета.
Алёна грустно усмехнулась и коснулась своим лбом лба Игоря.
Они посидели так, молча, соприкасаясь лбами, ещё немного.
-А теперь – завтракать! – воскликнул Игорь, вдыхая воздух полной грудью. – Чувствуешь этот запах? Это самые вкусные булочки во всей вселенной поспевают в печах кафетерия. Я уверен, если мы немного пробежимся, то успеем попробовать их ещё горячими!
-Так за чем же дело стало? – улыбнулась Алёна, поднимаясь с холма. Ветер действительно донёс до них сладкий ванильный запах свежей сдобы.
Игорь поднялся вслед за ней и, взявшись за руки, они помчались обратно в город.
На бегу Алёна всё думала – сколько же вот таких потрясающих моментов могло бы быть впереди? Насколько счастливы они могли бы быть, вот так, сбегая из дома ранним утром и любуясь видами, которые никто, кроме них и не увидит?

Но всякий раз, когда девушка задумывалась о таких вещах, она вспоминала, что эти моменты прекрасны как раз своей сиюминутностью, непостоянством.
-«Мы потому и любим закат, что он бывает только один раз в день», - в тон её мыслям продекламировал Игорь, уплетая только что купленную им булочку. – Эти моменты хороши только до тех пор, пока мы не можем наслаждаться ими постоянно. Если мы каждое утро будем любоваться на спящий город, нам быстро наскучит это зрелище. А так… - он многозначительно пожал плечами.
-Спорить не буду, - кивнула Алёна, помешивая кофе в своём стакане. – Но всё же больно бывает от того, что некоторые воспоминания – это лишь воспоминания, и снова это же пережить никогда не удастся.
-Зато ты переживёшь ещё много всего другого, - улыбнулся Игорь. – Не менее замечательного, я уверен.
-Я бы хотела разделить это с тобой, - сообщила девушка.
-Я хотел бы разделить с тобой звёзды, - пожал плечами Игорь. – Не всё в этом мире нам подвластно.
Повисло неловкое молчание. Алёна укоряла себя за эгоизм, Игорь задумчиво смотрел в небо. Каждый думал о своём, пусть и текли эти мысли в одном направлении.

В конце концов, Алёна, разом допив свой кофе, отставила стакан и улыбнулась самой беззаботной улыбкой, на которую только была способна:
-Ну что, куда дальше? Ты говорил, у тебя обширные планы на день.
-Ооо, да, - улыбнулся Игорь, всем своим видом выражая нетерпение. – Есть ещё много всего, что нам за сегодня надо успеть. Идём!

И они пошли. Всё так же, взявшись за руки, беззаботно смеясь и болтая о пустяках – любых пустяках, лишь бы не о делах насущных.
И это был действительно самый лучший день. Они обошли весь город – благо, он не был таким уж и большим.
Гулять по залитым солнцем проспектам, по старым тенистым улочкам, по пустынной площади и по дворикам, заполненным пенсионерами и детьми, было истинным наслаждением. Алёна и Игорь не замечали земли у себя под ногами – они просто шли и шли, держась за руки и глядя друг на друга влюблёнными глазами. Они съели кучу мороженого и выпили литры газированной воды из автоматов. Они гоняли голубей и запускали самолётики, сидя на крыше высотки. Они поздоровались с множеством людей, и все хотели сфотографироваться с Игорем – как же, ведь настоящий космонавт последний день ходит по земле! Но ни одной совместной фотографии Игоря и Алёны не было сделано: такие фотографии – это воспоминания, причём воспоминания совсем не те, которые хотелось бы хранить в материальной форме.

Когда солнце перевалило зенит и начало потихоньку ползти к горизонту, парень и девушка, крепко держась за руки, зашли в старый парк. Где-то в его глубине оркестр играл какую-то старую мелодию.
-Потанцуем? – предложил Игорь, протягивая подруге руку. Та приняла его приглашение, и они закружились в танце, отдалённо напоминающем вальс.
-Здорово вот так танцевать, - заметила Алёна. – Так же танцевали, наверное, и наши родители. Возможно даже, что и дедушки с бабушками. Сколько этой мелодии вообще лет?
-Понятия не имею, - пожал плечами Игорь, не отрывая взгляда от лица девушки. – Что, чувствуешь дух времени?
-Сегодня мне кажется, что все эпохи слились воедино – прошлое, настоящее, будущее – они не то, чтобы происходят одновременно… Их попросту нет. Давай думать, что сегодня время не существует?
-И тогда сегодня не кончится никогда? – усмехнулся парень. Алёна кивнула с серьёзным выражением лица. – Мне уже и так кажется, что так и будет. Впервые в жизни время делает вид, что оно на нашей стороне. Но…
-Оно уходит, - грустно закончила за него девушка. – Давай не будем об этом. Пошли лучше, прокатимся на карусели?
-Доказать тебе, что я готов стать космонавтом? – рассмеялся Игорь.
Смеясь, они направились в сторону цепочной карусели. Повинуясь внезапному порыву, они оплатили сразу три поездки – лишь бы подольше не касаться земли. Кроме них на карусели никого не было – аттракцион почему-то не пользовался популярностью. Впрочем, что Алёне, что Игорю было всё равно. Главное, что они всё ещё были.
Алёна звонко смеялась и пыталась поймать руками ветер. Ветер упорно не ловился, зато руки Игоря постоянно норовили схватить её руки. В этом была своя прелесть – лететь на карусели, всё ещё держась за руки. Алёне казалось, что так и будет всегда – что бы ни случалось, они всегда будут рядом, они всегда будут держаться за руки.

Но это было не так. День неумолимо становился вечером, а это значило, что уже через несколько часов Игорь уедет далеко за город, где сядет в ракету и покинет Землю навсегда. Он был одним из тех счастливчиков, что улетали бороздить просторы космоса, открывая новые просторы и ища другие планеты, пригодные для жизни. Такая возможность выпадала далеко не всем, и отказываться от неё, разумеется, было глупо. Однако далеко не все решались вступать в ряды космических «Колумбов» - ведь раз ступив на борт космического корабля, ты терял шанс вернуться обратно – это был билет в один конец. Но космос того стоил.

Уже вечерело, когда Алёна с Игорем вернулись обратно на тот же холм, на котором встречали рассвет. Игорь упал в траву. Алёна присела рядом. Тепло улыбнувшись, девушка запустила пальцы в непослушные вихры друга – как она будет скучать по этому!
-Смеркается, - заметила она. Игорь, до этого блаженно прикрывший глаза, вдруг сел и внимательно посмотрел на девушку.
-Днём не видно звёзд, но мы всё равно на них смотрим, не так ли? – спросил он. Алёна кивнула. – Ты больше не увидишь меня, но…
Он взял руку девушки и прижал к своей груди. Та ощутила, как гулко бьётся его сердце.
-Я хочу, чтобы ты знала, - начал Игорь, про себя отмечая, как же прекрасна Алёна в лучах заката. – Это сердце бьётся для тебя, во имя тебя. Когда я буду далеко, там, среди звёзд, ты будешь со мной – здесь, в сердце. И всю свою радость, весь восторг от увиденного я буду делить с тобой. И если ты чувствуешь то же самое, что и я… Тогда ты сможешь ощутить это. Если твоё сердце сейчас бьётся так же, как и моё, то знай – ты никогда не будешь одинока. Я всегда буду с тобой.
Алёна горько усмехнулась, глядя в такие непривычно серьёзные глаза парня:
-Мы всегда будем рядом, - кивнула она.

Солнце окрасило небо в багряные тона. Слабый ветерок шевелил кроны деревьев и густую траву на холме, на котором сидели двое. Парень и девушка сидели в траве, держась за руки, и любовались закатом. Каждый думал о своём, но их мысли текли в одном направлении. Они старательно гнали от себя горечь предстоящего расставания, веря в то, что души их всегда будут вместе. Его ждал великий космос, а её… Её всё так же ждала дома мама.
Игорь взглянул на Алёну, которая смотрела куда-то в сторону. Её волосы в свете закатного солнца казались словно отлитыми из меди. На лице не было и тени улыбки. Игорь ощутил, как сжимается его сердце.
-Эй, - окликнул он. Алёна повернулась к нему. – Я понимаю, мы так не договаривались, но…
Он резко подался вперёд и поцеловал девушку. Спустя пару мгновений, когда воздух в лёгких окончательно вышел, он коснулся своим лбом её, и они встретились взглядами. Игорь снова прижал ладошку девушки к своей груди. Сердце отбивало неровный ритм.
-Мне пора, - сказал он, поднимаясь.
-Счастливого пути! – стараясь придать голосу беззаботность, сказала Алёна.
Игорь быстрым шагом спустился с холма и направился в сторону дороги – там его уже поджидала машина. Алёна осталась сидеть и смотреть ему вслед. По её щеке скатилась одинокая слеза, которую девушка поспешила стереть – нельзя плакать.

На небе ярко светила луна, а звёзды, казалось, сияли сильнее, чем обычно. Алёна сидела на холме спиной к городу. Её взгляд был устремлён на запад, за лес, туда, где находился космодром, на который она целенаправленно не поехала.
До старта оставались считанные минуты.
Вот, небеса озарила яркая вспышка. Где-то вдалеке раздался гул. Ещё пара мгновений – и в лицо девушке ударил тёплый ветер с лёгкой примесью гари. На западе посветлело, как будто солнце решило отменить ночь и вновь взойти на небосвод. Но то было не солнце, а ракета. Она неслась ввысь, к звёздам, к иным мирам. Она уносила с собой чьих-то мужей, чьих-то отцов, чьих-то сыновей. Она уносила с собой Игоря.
Алёна старалась не думать о том, что эта ракета забирает. Ей больше нравилось думать о том, что эта ракета даёт миру, человечеству. С этой ракеты начиналась новая эпоха – эпоха безграничного космоса. Её открыл Гагарин, но по-настоящему эта эпоха началась только сейчас, сегодня, в эту ночь, когда с земли в небеса устремилась эта великолепная ракета, этот билет в невероятное, фантастическое будущее.

Небо ещё играло яркими всполохами, но ракеты уже не было видно – она вышла за пределы атмосферы и вышла в открытый космос.
Алёна поднялась с холма и тихо, неспешно побрела домой.

URL
Комментарии
2013-05-24 в 22:18 

Если ты не возражаешь, то здесь "гость" будет неумолим и выскажет все свои претензии (если возражаешь, то удали комментарий сразу после прочтения). Часть из них, конечно, связана с предпочтениями "гостя", а потому они не особо значимы, но есть и комментарии общего плана, которые, пожалуй, будут тебе полезны.
Рассказ, бесспорно, писался с ориентированием на красоту, и в красоте ему действительно не откажешь; однако из-за этого немного пострадала логика. Например, нет пояснения, почему звездные пилигримы не имеют права вернуться на Землю; колонизаторы через некоторое время могут прилететь назад, было бы желание. Потом, маловероятно, что участника серьезной космической экспедиции отпустили бы за день во отлета "погулять"; а если он какую-нибудь заразу подхватит или вообще погибнет в ДТП? На мой взгляд, разумнее было написать, что он уезжал в некую зону карантина, где провел месяц, а девушка потом приехала к космодрому, чтобы проводить своего суженого. Но это мое мнение, разделять его не обязательно.
Еще, как мне кажется, слишком много "ключевых" моментов для такого маленького текста: город на рассвете и "Но эту картину я хочу сохранить в своей памяти. И тебя. В лучах рассвета.", кафе и «Мы потому и любим закат, что он бывает только один раз в день», парк и танцы ("Где-то в его глубине оркестр играл какую-то старую мелодию"), время ("И тогда сегодня не кончится никогда?") и пресыщенный вообще всем финал ("Это сердце бьётся для тебя, во имя тебя. " и т.д.). Со стороны это выглядит излишне "лоскутно", а сфокусироваться на одном образе не получается, потому что его почти сразу вытесняет другой.
Наконец (и лично для меня это самое главное), не хватает хоть толики рассуждений; например, можно было бы закончить в духе господина Рэймонда Дугласа, начав последний абзац с "Собственно, а что такое расставание?" и логически развив эту мысль. Такой подход с выделением некоторой мысли, помимо того, что текст въедается в память, помог бы частично компенсировать прошлый недостаток лоскутности.

URL
2013-05-24 в 22:19 

Если ты не возражаешь, то здесь "гость" будет неумолим и выскажет все свои претензии (если возражаешь, то удали комментарий сразу после прочтения). Часть из них, конечно, связана с предпочтениями "гостя", а потому они не особо значимы, но есть и комментарии общего плана, которые, пожалуй, будут тебе полезны.
Рассказ, бесспорно, писался с ориентированием на красоту, и в красоте ему действительно не откажешь; однако из-за этого немного пострадала логика. Например, нет пояснения, почему звездные пилигримы не имеют права вернуться на Землю; колонизаторы через некоторое время могут прилететь назад, было бы желание. Потом, маловероятно, что участника серьезной космической экспедиции отпустили бы за день во отлета "погулять"; а если он какую-нибудь заразу подхватит или вообще погибнет в ДТП? На мой взгляд, разумнее было написать, что он уезжал в некую зону карантина, где провел месяц, а девушка потом приехала к космодрому, чтобы проводить своего суженого. Но это мое мнение, разделять его не обязательно.
Еще, как мне кажется, слишком много "ключевых" моментов для такого маленького текста: город на рассвете и "Но эту картину я хочу сохранить в своей памяти. И тебя. В лучах рассвета.", кафе и «Мы потому и любим закат, что он бывает только один раз в день», парк и танцы ("Где-то в его глубине оркестр играл какую-то старую мелодию"), время ("И тогда сегодня не кончится никогда?") и пресыщенный вообще всем финал ("Это сердце бьётся для тебя, во имя тебя. " и т.д.). Со стороны это выглядит излишне "лоскутно", а сфокусироваться на одном образе не получается, потому что его почти сразу вытесняет другой.
Наконец (и лично для меня это самое главное), не хватает хоть толики рассуждений; например, можно было бы закончить в духе господина Рэймонда Дугласа, начав последний абзац с "Собственно, а что такое расставание?" и логически развив эту мысль. Такой подход с выделением некоторой мысли, помимо того, что текст въедается в память, помог бы частично компенсировать прошлый недостаток лоскутности.

URL
   

Творчество из литровой банки

главная